России не избежать новой пенсионной реформы


На этот раз не только пенсионный возраст могут повысить, но и последние льготы отобрать

Уже в 2024—2025 годах российскому правительству придется в очередной раз реформировать пенсионную систему, поскольку уже через 10 лет обеспечить выплатами по старости всех пенсионеров будет невозможно.

Такой неутешительный прогноз выдал экс-президент Национальной лиги управляющих, эксперт по работе с негосударственными пенсионными фондами Дмитрий Александров.

«В 2034 у нас будет очень сильный провал по демографии. Если экономика будет сильно и быстро развиваться, то мы сможем „докидывать“ деньги. Если взять действующую экономику с небольшим ростом, то есть относительно благополучную ситуацию, то ПФР не сможет выполнять свои обязательства. Надо будет что-то придумывать, чтобы люди смогли себя кормить», — цитирует эксперта портал URA.RU.

Надо сказать, что в этом мнении он далеко не одинок. Так, например, в беседе с «СП» экономист Никита Масленников отметил, что в целом разделяет общий посыл высказывания Дмитрия Александрова.

— Некий трансфер пенсионной системы нужно запускать даже до 2024 года, — подчеркнул эксперт. — Потому что нас абсолютно не может удовлетворить ни состояние дел с накопительной частью пенсий, ни с динамикой роста их коэффициента замещения.

Даже если все сегодняшние разговоры об увеличении к 2023 году пенсий по старости в среднем до 19 283 рублей, а средней номинальной зарплаты — до 57 тысяч, будут претворены в жизнь, это даст нам коэффициент замещения на уровне всего 30%. Выходит, в вопросе роста благосостояния пенсионеров все эти годы мы будем топтаться на месте, и никаких структурных изменений не произойдет. Естественно, перезагрузка пенсионной системы абсолютно неизбежна, и это вызывает озабоченность.

«СП»: — Есть ли хоть небольшая надежда на то, что все же удастся как-то обойтись без очередных перестроек пенсионной системы, от которых, как показывает практика, она становится только хуже?

— Пока даже национальный план восстановления экономики порадовать нас ничем не может. Он рассчитан до 2021 года, а дай-то бог, чтобы наша экономика при устойчивых ценах на нефть на уровне 45 долларов за баррель хотя бы вернулась к докризисным показателям где-нибудь ко второй половине 2022 года. А ключ к успешной перезагрузке пенсионной системы — политика активного экономического роста.

«СП»: — Что нам нужно для этого?

— Пока здесь очень много вопросов. Не очень понятно, например, какими путями правительство будет решать проблему по созданию новой экономической модели в целом, которая дала бы нам устойчивый рост. В том, что ее придется решать, никаких сомнений быть не может. То, что пенсионной системе нужен новый «дизайн» — совершенно безальтернативная ситуация. Но пока у властей есть только некое общее понимание того, что нам нужно восстановление накопительной пенсионной системы и увеличение коэффициента замещения, в том числе на основе индивидуальной зависимости для каждого пенсионера от его уровня зарплаты и стажа работы.

«СП»: — То есть для создания адекватной и справедливой пенсионной системы нам нужно сначала перенастроить всю макроэкономику?

— Делать это нужно параллельно, задачи соподчиненные. Для начала неплохо было бы честно признаться себе — все, что делается в пенсионной системе, удовлетворить нас не может. Это просто оттягивание момента жесткого выбора. Нужно понять для себя — а пенсионная система есть производная от какой экономической модели? Если от новой, то тогда тут может что-то действенное получиться. А от того, что мы имеем в экономике сейчас, никакой новой модели социального обеспечения для пенсионеров, конечно, не получится. Ответить на все эти вопросы нам нужно, полагаю, самое позднее к 2022-2023 годам.

«СП»: — А что будет, если власть затянет решение этих вопросов на пару-тройку лет? Последствия не окажутся катастрофическими?

— Судите сами. Сейчас трансферт из федерального бюджета в бюджет Пенсионного фонда РФ на погашение дефицита еще по докоронавирусным планам составлял чуть более 3 триллионов рублей. Если ничего не делать, трансферт будет увеличиваться, и через 5-8 лет мы получим его удвоение. Откуда такие деньги брать? У федерального бюджета они вообще-то есть?

Эта чистая арифметика, резюмирует Никита Масленников, совершенно однозначно дает понять, что в вопросе «перезагрузки» пенсионной системы российским властям нужно куда-то двигаться практически прямо сейчас. Тем более что, по его мнению, правительство в выборе механизмов для создания новой экономической модели устойчивого роста принципиально ничем не ограничено.

Однако последние экономические события, особенно — на международных рынках углеводородов, дают понять: несмотря на все декларативные заявления властей, за последние 20 лет России так и не удалось «слезть с нефтегазовой иглы». А без этого, не раз подчеркивали в беседах с «СП» видные экономисты, никакой новой экономической модели в нашей стране построить нельзя.

Соответственно, в этих условиях наивно надеяться, что в вопросе «перезагрузки» пенсионной системы власти вдруг возьмутся изобретать какие-то новые рецепты. Власть же уже давно поняла, заявил «СП» член Столыпинскогого клуба, экономист Владислав Жуковский, что россияне в целом беспрекословно проглотили повышение пенсионного возраста на 5 лет и, по сути, просто молча утерлись от такого плевка в лицо, так что вопрос дальнейшего повышения пенсионного возраста тут абсолютно не закрыт.

— Полагаю, после переписывания Конституции долго ждать не станут, и в период с 2023 по 2027 годы пенсионный возраст повысят ещё раз, — подчеркнул он. — Власть не ощущает дна, не видит берегов, на 90% вполне обоснованно полагая, что «пипл схавает», что угодно, раз в 2014 году не сопротивлялся практически краже пенсионных накоплений. Так что если россияне думают, что пенсионная реформа закончилась, они сильно ошибаются. Все только начинается.

— Я не сомневаюсь, что «дорожная карта» для этого составлена уже давно, — вторит ему сам Дмитрий Александров. — Мы любим ссылаться на передовой мировой опыт, а в той же Англии, на минуточку, на пенсию выходят в 70 лет и уже подумывают о поднятии планки. Теперь вспомните, какие цифры по новому возрасту выхода на пенсию заявлялись изначально? Более поздний выход на пенсию для женщин, практически наравне с мужчинами, предлагался не просто так. Женщины — основная «проблема» пенсионной системы. Они выходят на пенсию раньше, а продолжительность жизни у них дольше, чем у мужчин.

Но «перетряхивать» придется не только порог выхода на пенсию. Полагаю, будут еще пересмотрены и категории «досрочников», пока еще имеющих право выйти на заслуженный отдых раньше основной массы работающих. Думаю, также будет затронут и нюанс, существующий еще со сталинских времен — работники сферы сельского хозяйства имеют некоторые льготы по отчислениям в Пенсионный фонд, а пенсию получают не меньшую, чем горожане. Так что здесь тоже следует в перспективе ждать секвестирования.

На российские негосударственные пенсионные фонды, подытожил Дмитрий Александров, будущим пенсионерам возлагать особых надежд также не стоит. Потому что, по его мнению, их с огромной долей вероятности ждет повторение судьбы своих собратьев из Казахстана. Там в конечном итоге после ряда не совсем вразумительных «телодвижений» и попыток создания единого большого негосударственного конкурента Пенсионному фонду все эти активы сначала в полудобровольном, а потом и вовсе в приказном порядке слились государству.

К каким тогда аргументам будут прибегать российские власти, упрашивая населения в очередной раз «отнестись с пониманием» к очередной пенсионной реформе, и сработают ли они в принципе? Ответов на эти вопросы, пожалуй, ждать уже недолго.


Источник: svpressa.ru