На «ельцинские» пенсии Россия выжила в 90-е, а «путинские» опять урежут


К пенсионной реформе добавится сокращание и без того жалких пособий по старости

Экономический кризис в России только начинается, а многие категории населения уже с ужасом смотрят в будущее. Действия, а в основном бездействие нашего правительства, а также господствующая среди его министров идеология, не сулит самым незащищенным слоям населения ничего хорошего. Пенсионеры — первые, кто может попасть под удар. Уже попадают.

Испуганные реакцией населения на пенсионную реформу и повышение пенсионного возраста, падением рейтинга, доверия к себе власти сначала поспешили устранить мелкие недочеты в пенсионной системе, придумали закрепить индексацию пенсий в Конституции (хотя не факт, что это в итоге случится) и в целом постарались как бы извиниться за оскорбление, нанесенное пожилым труженикам.

Для создания благоприятного впечатления чиновники и не стесняются цифрами. Мол, не зря пенсионную реформу провели. Так, реальный размер средней ежемесячной пенсии в России в марте 2020 года увеличился на 3,1% (по сравнению с мартом 2019 года), утверждает Росстат. Верится с трудом, но даже если это так, средства на эти выплаты зарабатывались страной еще до начала пандемии.

Но получится ли у властей и главное даже захотят ли они сохранить выплаты на прежнем уровне в условиях внезапного экономического коллапса и сокращения доходов государства? Как правило, наши чиновники если нужно на чем-то сэкономить, выбирают самых слабых членов общества. Не олигархов же оставить без господдержки? Это мы видели на примере пенсионной реформы.

А цифры падения экономики иначе как катастрофическими не назовешь. Поступления налогов в бюджет сократилось в апреле на 30%. Почти на треть! По итогам 2020 года Минфин ожидает дефицит бюджета в 4% от ВВП, а прогноз Центробанка еще жестче — 5-6%. А ведь недавно бюджет был с профицитом. В условиях нехватки, увы, следует ожидать секвестра расходов, включая пенсионные. Мы уже писали, что власть возьмется проводить новую пенсионную реформу.

Первые признаки ущемления пенсионных прав уже появились. Так, в Ростовской области сельским жителям перестали выдавать доплаты, составляющие 25% от базы страховой пенсии, портал «За права пенсионеров». А это 1422 рубля. С учетом прожиточного минимума в Ростовской области — на апрель 2020 года 8736 рублей, люди на селе могли бы получать минимум 10157 рублей.

Еще один пример приведен в комментариях к статье. «Я, как и многие мои знакомые получаю пенсию, которая не дотягивает до прожиточного минимума! Мне вот в марте выплатили 5597 рублей, а моей соседке в апреле — 6235 рублей с копейками. Индексация ничего не меняет, но хоть это не отбирают», — пишет Людмила из Воронежа.

«Пенсия может быть уменьшена до стабилизации экономического положения в стране. Таким образом, могут быть отменены льготы, заморожены надбавки, пересмотрены категории людей, попадающих под индексацию пенсий и т. д», — пугают стариков специалисты. Как вам такой прогноз? Кажется, вполне вероятен. Ради своего будущего чиновники всегда готовы ущемить рядовых граждан.

При том что сами чиновники, стоящие у истоков пенсионной реформы, независимо от положения дел в стране бедствовать не будут. Пенсия им идет с учетом выслуги лет. В той же Ростовской области если человек проработал в сельской администрации не менее 15 лет с окладом около 25 тысяч рублей (средняя цифра), прибавка к пенсии составит 5686 рублей.

Это у «рядовых» чиновников. А, например, местным депутатам (если их стаж законотворчества составляет от 5 до 10 лет) надбавка в размере целых 55% от оклада.

Если же стаж был 15 лет, то все 75%. На старости лет как сыр в масле будут кататься, в отличие от своих простых земляков-пенсионеров.

Пенсионеров торопятся ущемить не только сверху — государство со своими пенсионными реформами, но и снизу — банки. Норма закона, позволяющая изымать часть пенсионных выплат (до 50%, а в особых случаях до 70%) по разного рода задолженностям (например, микрофинансовым организациям) скоро оставит без средств к существованию множество стариков, вынужденно прибегающих к небольшим займам, чтобы выжить.

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ Андрей Песоцкий не исключает проблем с выплатами по пенсионным обязательствам государства.

— То, что в этом году будет наблюдаться дефицит бюджетных средств — ожидаемое событие в условиях пандемии. Причем 6% ВВП — это еще небольшое значение, которое скорее говорит о прижимистости нашего правительства.

«СП»: — На фоне роста ВВП в 0,5-1,5 процента, который прогнозировали совсем недавно, это серьезная цифра…

— Слушайте, в США в рамках мер по поддержанию компаний и граждан в условиях эпидемии коронавируса правительство не пожалело 2 трлн долларов — около 10% ВВП. Причем эта сумма не включает экономические потери, которые возникнул в результате стагнации экономики, а лишь непосредственно те деньги, которые целенаправленно выделяет Конгресс.

«СП»: — Видимо, в нашем правительстве относятся к бюджетным деньгам как к своим. Отсюда и категорическое нежелание их тратить. И если бизнесу еще что-то «светит» — он все-таки производит какую-то полезную стоимость, то урезать выплаты «бесполезным» с точки зрения чиновников старикам можно совершенно спокойно. Пенсионная реформа — тому пример.

— Некоторыми ставится под сомнение, будет ли государство обеспечивать трансферты в пенсионный фонд России. По плану объем трансферта из федерального бюджета в ПФР должен составить 3,338 трлн рублей, в 2021 году сократится на 3% - до 3,236 трлн рублей, а в 2022 году еще на 0,8% - до 3,211 трлн рублей.

Однако эти показатели были заложены до истории с пандемией. В нынешней ситуации очевидно, что взносы граждан в пенсионный фонд будут снижаться, в силу того, что люди теряют рабочие места, ну или сталкиваются с урезанием зарплат, поэтому ситуация с наличием средств, необходимых для выполнения государством пенсионных обязательств, может обостриться.

«СП»: — Может обостриться или точно обострится? Лучше горькая, но правда…

— Думаю, паниковать в данном случае преждевременно. Та часть населения, которая зависит от государства, будь то работники госсектора или пенсионеры, не столь сильно почувствует последствия наступающего экономического кризиса — обязательства перед ними будут выполняться. Ну если исключать какие-то катастрофические сценарии развития ситуации в стране, средств на пенсии будет хватать, хотя вряд ли стоит ожидать их серьезного роста.

Член комитета Госдумы по бюджету и налогам Вера Ганзя надеется отстоять выплаты старикам. Ведь они пригодятся их родственникам, которые скоро останутся без работы.

— Сегодня экономика регионов проваливается. Долговая нагрузка регионов будет только расти, потому что приняты законы, разрешающие им брать в долг. Это значит, «в шоколаде» будут только банки, а регионы будут тонуть…

«СП»: — В такой ситуации возникает искушение сэкономить. На ком? На стариках, они же безответны…

— Наши пенсионеры не настолько обеспечены, чтобы им уменьшать суммы пенсионных выплат. Когда-то мы создали ФНБ специально для того, чтобы закрывать дыру в Пенсионном фонде, стабилизировать пенсионную систему. В ФНБ сейчас лежит 13 трлн рублей. Но ситуация после того как мы «съели» Резервный фонд, поменялась и пришлось раскупорить ФНБ.

К сожалению, наше государство никогда еще не держало своего слова. Мы это знаем по пенсионной реформе. Те меры поддержки, которые они сейчас обеспечивают… Например, госгарантии. Да не гарантии нужны бизнесу и людям! Им нужны реальные суммы денег! Отсрочка налогов — это тоже не вариант. Нужно простить их, а выпадающие доходы в регионах компенсировать за счет ФНБ. Но этого не делается.

Поэтому, конечно, все обвалится. И я не исключаю, что пенсионеры будут в чуть лучшем положении, чем миллионы людей, которые скоро лишатся работы.

«СП»: — Будет как при Ельцине в 1990-е, когда в семье единственными стабильными денежными доходами порой были пенсии стариков. Неужели мы вновь доживем до такого?

— Исходя из моральной и профессиональной ответственности нашего государства, я гарантировать ничего не могу. Наших голосов (фракции КПРФ — авт.) не хватает. Но могу обещать, что мы сделаем все, чтобы пенсии не трогали. А также обеспечили ее рост в пределах реальной инфляции. Реальной, а не той, которая написана у нас в бюджете.


Источник: svpressa.ru