Пенсия в Российской Империи: право или привилегия?


В России пенсии — как и многое другое — были впервые введены Петром I. Согласно утвержденному в 1720 году Морскому уставу по «благоустремлению верховной власти», могла быть назначена премия по старости офицерам военно-морского флота. Эта пенсия была безусловной и обязательной к выплате. Чуть позже денежное пособие стало выплачиваться офицерам других родов войск. В указе Петра «О пенсионе бывшим военным» повелевалось: «Назначить достойное пожизненное содержание, дабы не позорили честь мундира». В случае смерти пенсионера денежное обеспечение выплачивалось вдове и иным иждивенцам. Было и исключение: права на пенсию лишались семьи офицеров, погибших на дуэли.

Пенсии выплачивались только офицерскому составу, который в массе своей был дворянского рода и не бедствовал, а вот крепостных рекрутов после 25-летней службы на благо Отечества просто отсылали обратно в деревню. При этом местному помещику предписывалось относиться к бывшему солдату с уважением и помочь ему обзавестись хозяйством.

В 1851 году вышел царский указ, запрещавший отставным солдатам селиться в Петербурге и Москве, если те «не имеют возможности содержать себя положительными способами». Солдат-инвалидов определяли в монастыри — на прокорм и дожитие. Но бывали и исключения: младшим чинам, особо отличившимся в военных баталиях, могли выплатить солидное единовременное пособие, достаточное для того, чтобы завести свое дело: торговую лавку, трактир, мельницу или лесопилку.

Первое хорошо проработанное российское пенсионное законодательство появилось в 1827 году, во времена правления Николая I. Согласно ему, право на пенсионное содержание получали все обладатели классных чинов.

— Прослужившие государю 25 лет верой и правдой могли рассчитывать на пенсию в размере 50% от оклада, 35 лет — все 100%. В случае смерти пенсия пожизненно сохранялась за вдовой, а если ее не было — за сыном до 17 лет или за дочерью до 21 года либо до ее замужества.

Главным и безусловным условием для назначения пенсии являлась «беспорочная служба». Уволенный «по статье» за проступок терял весь предыдущий стаж, и отсчет начинался заново — это если уволенный смог устроиться на госслужбу после получения «черной метки». Осужденный по уголовному делу вообще лишался пенсионного обеспечения. Это относилось и к политическим заключенным, а поскольку правом на «пенсионное помилование» был наделен только монарх, надеяться на какое-либо снисхождение им не приходилось. Не могли рассчитывать на пенсию навсегда уехавшие из России, а также лица, принявшие монашеский постриг.

Следует помнить, что Российская империя была аграрной страной, а на крестьянство пенсионное законодательство не распространялось. Не зря в те времена по империи гуляла поговорка: «Первый сын Богу, второй — царю, третий — себе на пропитание». По мнению многих специалистов — социологов и демографов, — развитие пенсионного обеспечения снизило рождаемость и ослабило семейные узы.

Тем временем пенсионная система в России продолжала развиваться. Пенсию стали выплачивать служащим без чинов: преподавателям учебных заведений, всему медперсоналу, а с 1913 года всем без исключения работникам и служащим предприятий и железных дорог. Но при этом неизменным оставался главный принцип: она полагалась только проработавшим достаточное количество лет на государственных предприятиях — сегодня таких называют бюджетниками.

После 1912 года пенсия рассчитывалась не по возрасту, а по трудовому стажу, и работник, имевший общий трудовой стаж 35 лет, мог выйти на пенсию с ежемесячной выплатой в размере 100% от оклада. В просторечии это так и называлось: «вышел с полным окладом». 50% от оклада полагалось тем, кто проработал 25 лет. Надо сказать, что государство не мелочилось — к ним приравнивались и те, кто проработал 34,5 и 24,5 года соответственно. Более того, многие предприятия выплачивали дополнительно так называемую эмеритуру — ведомственную пенсию, доходящую иногда до 100% от оклада, тем, кто за время трудовой деятельности не менее 10 лет платил взносы в кассу взаимопомощи. Пенсии полагались и удостоенным высших государственных наград, например георгиевским кавалерам, а таких к 1917 году было около 1,5 миллиона человек.

Существовали и пенсионные льготы, они предназначались закончившим трудовую деятельность по состоянию здоровья. При выслуге 30 лет пенсионер-инвалид получал полный оклад, стаж более 20 лет обеспечивал 2/3 оклада, от 10 лет 1/3. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, то полный оклад полагался уже после 20 лет работы, а его 1/3 — при наличии трудового стажа хотя бы 5 лет.