Пенсионная реформа: Российские мужчины взбунтовались


Сильный пол считает дискриминацией свой более поздний выход на пенсию

Более трети российских мужчин недовольны тем, что выходят на пенсию на пять лет позже женщин. Это показал опрос, проведенный сервисом по поиску работы Superjob.

Об ущемлении, тем самым, своих прав заявили порядка 40% респондентов мужского пола. А также — как ни странно — 28% участвовавших в опросе женщин.

При этом не считают неравный возраст выхода на пенсию дискриминацией половина (50%) участниц опроса. И 44% респондентов мужчин.

Как известно, после проведённой в России пенсионной реформы пенсионный возраст в стране поэтапно увеличивается. И к 2028 году он будет повышен до 60 лет для женщин, и 65 — для мужчин. Вместо 55 и 60 лет соответственно. То есть, пятилетний гендерный разрыв в сроках выхода на заслуженный отдых остается.

Однако нельзя забывать, что все-таки средняя продолжительность жизни наших мужчин значительно меньше, чем средняя продолжительность жизни у женщин.

Так, по данным Росстата, у сильной половины населения страны она сейчас составляет примерно 67,7 лет. У «слабой» — 77,8. Иными словами, в России женщины живут дольше мужчин почти на десятилетие.

При увеличении возраста выхода на пенсию до 65 лет российский мужчина может спокойно наслаждаться заслуженным отдыхом менее трех лет. А женщина — почти восемнадцать…

С другой стороны, в большинстве зарубежных стран возраст выхода на пенсию сейчас постепенно повышается. В среднем он уже составляет 60?65 лет для женщин, и 63?65 для мужчин. Но в планах ЕС есть намерение отодвинуть эту границу к 70 годам.

Можно ли на этом фоне недовольство некоторых наших представителей сильного пола считать обоснованным? Или все-таки государство к ним относится справедливо?

— Справедливо — несправедливо, это вопрос, скорее, из области морали, — комментирует итоги опроса публицист, обозреватель РИА «Новости» Ирина Алкснис. — Но в данном случае, я все-таки соглашусь с той частью респондентов, которые назвали это дискриминацией. Именно в силу слишком значительного у нас разрыва — десять лет — в продолжительности жизни мужчин и женщин. Получается, что после повышения пенсионного возраста, женщины имеют возможность находиться на пенсии почти двадцать лет.

Надо еще учитывать тот момент, что цифра 67,7 отражает очень высокую смертность мужчин достаточно дееспособного возраста — в границах 40?60 лет. У нас слишком много мужчин умирает рано, не дожив, по сути, до пенсионного возраста.

У тех, кто преодолевает «роковую» планку, возраст дожития, насколько я понимаю, вполне сравним с женским. Но, безусловно, проблема, что мужчины у нас живут мало, есть.

«СП»: — Она, на ваш взгляд, решаема?

— Я полагаю, что развитие современных технологий создает абсолютно новые возможности для всех нас в том, что касается работы, и жизни, вообще.

В предыдущие годы этот разрыв в пять лет был вполне закономерен. Потому что это соответствовало объективно тяжёлым условиям труда, в которых работали очень многие женщины. Что, естественно, подрывало их здоровье. Плюс те же роды, плюс тяжелый быт (мало у кого была возможность пользоваться бытовой техникой).

То есть, эти пять лет, давались в те времена, на мой взгляд, справедливо. У женщин жизнь была тяжелее, именно в силу того, что они были вынуждены тянуть на себе сразу все.

Но в современном мире эти пять лет совершенно непринципиальны. И можно было бы установить единое значение пенсионного возраста для мужчин и женщин, скажем, на уровне 62?63 лет.

«СП»: — В Италии это сделают уже в следующем году, но там единый пенсионный возраст увеличат до 67 лет.

— Мне кажется, в современных условиях совершенно точно можно обойтись без разрыва. В силу того, что официальная продолжительность жизни мужчин пока, конечно, маловата.

Когда пенсионная реформа только обсуждалась, я полагала, что, если женщинам поднимут до 60 лет, то мужчинам имело бы смысл поднять, максимум, до 62. Это было бы более справедливо.

Но что приняли, то приняли… На мой взгляд, это не вполне правильно.

«СП»: — А может, мужчинам следовало бы внимательнее относиться к своему здоровью и не злоупотреблять вредными привычками, тогда жили бы дольше?

— Это азбучные истины. Но сама проблема мужской смертности у нас довольно сложная. Женщины, действительно, больше заботятся о своем здоровье, раньше идут к врачам. Они меньше подвержены вредным привычкам и легче справляются со стрессом. Плюс чисто психологические особенности.

У мужчин высокая смертность связана с набором самых разнообразных факторов. Скажем, все мы знаем, что среди кавказских мужчин долгожителей особенно много. Казалось бы, бедные регионы, слабо развитые, но продолжительность жизни там значительно больше…

Сложился ряд факторов, которые сейчас мы начинаем преодолевать. Здоровый образ жизни в обществе все более популярен. Многие наши мужчины бросают курить, меньше употребляют алкоголя, занимаются спортом. Конечно, и негативные факторы пока еще работают. Но постепенно, я думаю, этот негатив будет преодолеваться. Еще бы научить мужчин, чтобы они шли к врачу, когда только начинает что-то болеть, а не когда уже ложатся и встать не могут.

Политолог Андрей Суздальцев, в свою очередь, поделился неожиданной точкой зрения на проблему:

— Для настоящего мужчины нет такого понятия — «пенсия». Как он всю жизнь работал, так и будет работать.

Дело в том, что на каком-то этапе, если работа любимая, то она — единственное, что держит человека на свете. Для многих мужчин пенсия означает, он больше не нужен, не востребован.

Не просто так говорится, что мужчина за свою жизнь должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Потому на каком-то этапе своей жизни он начинает торопиться. Если вначале ему казалось, что успеет все, то с возрастом начинает вдруг понимать, что не успевает.

Обратите внимание, люди, которым за пятьдесят, стараются все сделать так, чтобы к этому уже не возвращаться. Боятся, что вернуться не смогут — не будет времени. Это касается не только вопросов, связанных с работой, карьерой… Они все стремятся решить и упорядочить.

И в этом плане пенсия (не для всех, конечно) оказывается препятствием. Человек чувствует: он еще в рассвете интеллектуальных возможностей, аналитических способностей, административных талантов, и многое мог бы еще сделать, пока жив и относительно здоров. Это — одна проблема.

«СП»: — Есть еще?

— Есть, она касается поколений. В нашей истории был период, когда мы чувствовали, что следующее поколение, которое идет нам на смену, оно более образованное, более раскованное более коммуникабельное, имеет больше возможностей проявлять свои таланты. Мы немножко завидовали, но и радовались. Потому что обществу нужна замена.

Но есть ли сегодня замена?

Объективно, вроде, появилась — новое поколение подрастает. Но ты понимаешь — не в силу старческого неприятия молодых, — а просто понимаешь, что они слабее. У них традиций нет, они менее образованы или образованы как-то не так.

У нас в этом смысле огромные провалы, особенно в 90-е годы, которые были просто упущены. Мы эти провалы ощущаем.

На этом фоне все разговоры о пенсии вызывают только раздражение. Потому что не хочется казаться поколением, которое уходит, и ничего не добилось. А для мужчины это очень важно.


Источник: svpressa.ru