Установление инвалидности: по диагнозу или функциональным возможностям?


Фото: pixabay.com

В настоящее время в России действует приказ Минтруда № 1024, согласно которому инвалидность определяется не по диагнозу, а по функциональным возможностям человека. Это дает широчайшее возможности для специалистов МСЭ, которые нередко занимаются подгонкой процентов этой функциональности. В итоге люди лишаются статуса инвалида и государственной помощи в виде денежного пособия, компенсаций на лекарства и санаторно-курортного лечения.

Напомним, ранее мы писали о том, что доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России И.Н. Соловьев обратил внимание на многочисленные случаи злоупотреблений со стороны медиков при подготовке документов и проведении медико-социальной экспертизы. Это признал и президент России Владимир Путин, который допустил, что, несмотря на наличие контрольных механизмов, наказание для медиков, допускающих ошибки при назначении инвалидности, может быть ужесточено.

– К сожалению, у нас есть случаи, и немалочисленные, злоупотребления в этой сфере, особенно в республиках Северного Кавказа, мы просто должны это тоже иметь в виду, – сказал глава государства. – Наказание за недобросовестное исполнение своих обязанностей может быть в соответствии с действующим законом и сейчас применено. Этим правом располагает Росздравнадзор, и в системе ОМС такая система должна быть создана.

И.Н. Соловьев указывает на то, что наказание действительно предусмотрено, но практически не применяется. Особенно это касается тех, кто безжалостно лишает статуса инвалида самых незащищенных – детей. Примером может служить истории Беллы Исаевой, мамы двенадцатилетнего Ильяса из Москвы.

У Ильяса после 6 лет инвалидности, которая ежегодно подтверждалась госпитализацией, диагностикой, врачебными заключениями и консилиумами ведущих специалистов страны, в апреле 2018 года на фоне ухудшении была снята инвалидность. И это несмотря на сочетание двух тяжелых, угрожающих жизни диагнозов: тяжелой, персистируюшей бронхиальной астмы и криптогенной фокальной эпилепсии. Эти болезни влекут за собой попутные расстройства организма, нарушая его работу. Мама с ребенком прошла 9 комиссий МСЭ, разного уровня, но все было бесполезно. Сейчас по медицинским документам у Ильяса к этим двум тяжелым диагнозам есть еще 12 заболеваний от врожденного порока легких до энуреза и проблем с сердцем.

Ребенок нуждается в постоянном лечении и реабилитации, занятиях со специалистами в школе и длительном медикаментозном лечении. В среднем это 60 тысяч рублей в месяц. Без должного санаторно-курортного лечения и реабилитации, без оригинальных медикаментов (а не аналогов, которые ему не помогают купировать приступы), без необходимых ТСР (ортопед обувь, стельки, корсет), без пеленок из-за энуреза очень тяжело.

Белла столкнулась с тем, что комиссии МСЭ заняты подлогом и фальсификацией, меняют и искажают формулировки лечащих докторов, подгоняя под свой отказ, несмотря на то что по всем критериям приказа Минтруда №1024 у Ильяса есть явно выраженные нарушения функций организма и в наличии почти все ограничения жизнедеятельности.

Мама больного ребенка неоднократно подавала жалобы как индивидуально, так и в составе коллективных обращений. Дважды проходила комиссию МСЭ в 2018 со всеми инстанциями и получила отрицательные заключения. У нее на руках есть Протокол освидетельствования в районном МСЭ, на содержание которого ею была подана жалоба руководству ГБ МСЭ, но никакого решения по ней не принято и проверка не проводится уже в течение длительного времени.

В результате действий МСЭ неизлечимо больной ребенок был лишен государственной и социальной поддержки, санитарно-курортного лечения, дополнительного питания, реабилитации и материальной поддержки.

И.Н. Соловьев считает, что приказ Минтруда № 1024 надо отменять и устанавливать инвалидность как раньше – по диагнозу, а не по функциональным возможностям человека. В своем интервью «Российской газете» он сказал, что необходимо вернуться к прежней практике, когда признание инвалидом осуществлялось на основе диагноза или их совокупности.

– Сегодня в России более 670 тысяч детей-инвалидов, и их число увеличивается ежегодно на 18-20 тысяч. Лишать их статуса инвалида позволяет ведомственный нормативный акт – приказ Минтруда № 1024, определяющий инвалидность не по диагнозу, а по функциональным возможностям человека. – отмечает И.Н. Соловьев. – Это дает широчайшее поле для усмотрения специалистов медико-социальной экспертизы. – Как они выведут те самые проценты и как их сложат, так и будет определена дальнейшая судьба человека с тяжелым недугом. При этом сам диагноз не является основанием для признания человека инвалидом. В итоге подгонка процентов той самой функциональности приводит к лишению детей с трудными диагнозами статуса инвалида, а это мгновенно отключает и без того больного ребенка и его семью от государственной помощи и участия: единовременных денежных выплат, компенсаций на лекарства и санаторно-курортное лечение.

Ранее существовавшая система установления инвалидности была ориентирована наличие определенного диагноза или нескольких диагнозов, на основании которых и устанавливалась та или иная группа инвалидности. На основании этого больной ребенок мог лечиться и получать меры социальной поддержки. Благодаря этому многие дети могли жить полноценной жизнью, насколько это позволяет их заболевание, конечно же.

В настоящее время для установления инвалидности и получения государственной поддержки, которые напрямую связаны с наличием статуса инвалида, необходимо пройти жесточайший «отбор» в виде комиссии бюро медико-социальной экспертизы. При этом неважно, какой диагноз установлен у человека, да и вообще, есть такой диагноз или нет. Согласно приказу Минтруда № 1024, основным критерием для установления инвалидности для специалистов бюро МСЭ является не наличие диагноза, а функциональным возможностям человека. И очень часто чиновники манипулируют данными медицинских исследований, чтобы не допустить уровня 40% функциональных ограничений у заявителя, чтобы лишить его статуса инвалида и лишить социальной поддержки, сэкономив тем самым бюджетные деньги.

– Такая практика уже сейчас приводит к массовому и длящемуся нарушению прав детей, страдающих тяжкими заболеваниями. Необходимо вернуться к прежней практике, когда признание инвалидом осуществлялось на основе диагноза или их совокупности. Это будет справедливо по отношению к детям. А деньги в бюджете можно экономить совсем другим способом, – считает И.Н. Соловьев.

Ранее мы сообщали, что по данным Росстата за период с 2012 по 2019 год число инвалидов в России уменьшилось на 1,24 миллиона человек. Только в 2019 году их станет меньше на 200 тыс. человек. До 2021 года число инвалидов в России планируется сократить еще на 300 тыс. человек: как указано в пояснительной записке к бюджету Пенсионного фонда РФ на 2019-22 г.г., количество получателей ЕДВ среди инвалидов уменьшится с нынешних 11,6 млн человек до 11,4 млн в 2020 году и до 11,3 млн в 2021 году.

Эксперты указывают на то, что эта статистика объясняется не чудесным исцелением сотен тысяч людей с инвалидностью, а стремлением государства сократить расходы на социальные выплаты. То есть причины «инвалидной реформы» те же, что и пенсионной – снижение нагрузки на бюджет. Но если пенсионная реформа открыто обсуждалась всеми российскими гражданами, то с инвалидами правительство борется скрытно, но не менее беспощадно.


Источник: dislife.ru