Пенсионная реформа: Россияне с зарплатой меньше 100?000 на пенсию могут не расчитывать


Каждый из нас с возрастом сможет оценить настоящую заботу нынешней власти о стариках

До России стал доходить весь смысл пенсионной реформы. Россияне с низкими официальными зарплатами в будущем лишатся страховой пенсии. Это предполагает действующая система расчета выплат по старости. На тревожную для миллионов людей информацию обратила внимание газета «АиФ» после публикации очередного постановления правительства на пенсионную тему.

Документ кабмина устанавливает с 2020 года новую предельную величину базы для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование — 1,292 тысяч рублей в год. Сейчас она составляет 1,150 тысяч рублей. Таким образом, ежегодный предельный заработок увеличится на 142 тысячи рублей или на 11,833 тысячи рублей в месяц.

Причем этот показатель за последние годы кабмин увеличивает темпами, намного опережающими темпы роста зарплат. Судите сами: в 2015 году — 59,250 тысяч рублей; в 2016-м — 66, 333; в 2017-м — 73,0; в 2018-м — 84, 083; в 2019-м — 95,833 и в 2020 году запланировано 107,666 тысячи рублей. Рост почти в два раза. Но от предельной величины базы исчисления взносов зависит размер пенсии! И в этом — весь смысл затеянной пенсионной реформы.

Конкретный расчет, демонстрирующий эту зависимость, выглядит так:

Предположим, зарплата россиянина 40 тысяч рублей в месяц (за год 480 тысяч рублей). Эту сумму надо разделить на «предельную величину базы» и умножить на 10. При таком доходе в 2015-м работник получит от ПФР 6,75 пенсионных балла, в 2019-м — 4,17 балла, а в 2020-м, при новой предельной величине, всего 3,71 балла. То есть с каждым годом будет заработано все меньше баллов.

Но это если человек получает хотя бы 40 тысяч рублей. А при зарплате в 20 тысяч рублей можно заработать только 2 балла в год — это всего 200 рублей прибавки к пенсии. Причем со временем, при увеличении предельной величины базы, количество баллов и денег еще уменьшится. Так что зарабатывающие на уровне прожиточного минимума страховую пенсию вообще не получат. Пенсионная реформа решит главную проблему — средства будут сэкономлены.

Как известно, медианная зарплата в России чуть выше 26 тысяч рублей. То есть половина всех работников в стране имеет зарплату ниже этого уровня. Соответственно с проблемой отсутствия пенсий или их микроскопического размера (а значит тотальной нищеты) однажды столкнется половина России. Социальные последствия пенсионной реформы страшно представить.

Этот процесс уже начался, хотя и не стал пока масштабным. Если в 2017 году отказов в пенсиях было 125 тысяч, то в 2018-м уже 170 тысяч. Согласно прогнозам, скоро без пенсий, благодаря пенсионной реформе, останутся миллионы и миллионы стариков. Почву для этого и готовит правительство, натихую от общества устанавливая показатели подспудно влияющие на размер пенсий низкооплачиваемых работников.

Кажется, правительство было бы радо, если бы все эти старики поскорее отправились на кладбище. Во всяком случае, снижая им размер будущих пенсий, власти одновременно упрощают выплату разовых пособий на погребение, а партия «Единая Россия» даже обещает их индексацию — только умрите поскорее! Индексировать пенсии работающим пенсионерам, напомним, власти не хотят.

Возникает резонный вопрос: если государство фактически обманывает людей со страховой пенсией, от которой зависит выживание человека, то как ему можно доверять в сфере добровольного страхования, систему которого с такой помпой презентовал недавно Минфин? Гарантирует ли название «гарантированный пенсионный продукт», что государство не «кинет» и здесь?

Не исключено, что все эти людоедские пенсионные реформы, касающиеся страховых пенсий, реализуются чиновниками лишь для того, чтобы насильно «загнать» россиян в негосударственные пенсионные фонды, где менеджерами служит их родня, да и они сами порой после отставки с госслужбы. Управлять чужими деньгами за хорошую зарплату — что может быть приятнее. Так?

— В первую очередь необходимо осознать, что пенсионная система — это производная от уровня социально-экономического развития страны, который в свою очередь определяется эффективностью принятой политико-экономической модели, — считает главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий Антон Быков. — Это значит, что невозможно соединить не подходящие друг другу экономическую и пенсионную системы.

В России мы имеем централизованную сырьевую капиталистическую систему, которая в принципе подразумевает прогрессирующее расслоение в доходах между беднеющим большинством граждан и богатеющим меньшинством. Это происходит и из-за самой основы капитализма, где капитал все более консолидируется в ограниченных руках, и из-за высокой централизации государственного управления, где у местных властей остается все меньше финансового ресурса для развития. И наконец, из-за гипертрофированности сырьевых доходов в структуре доходов федерального бюджета, что через зависимость от импорта и слабость рубля, постоянно снижает покупательную способность граждан.

В итоге, российские власти выстраивают пенсионную систему, проводя пенсионную реформу, как продолжение этой модели и этих процессов, в которых уже заложено понимание дальнейшего снижения покупательной способности граждан, а значит и необходимости уменьшения их государственного обеспечения, особенно для пенсионеров. Ведь с капиталистической точки зрения они уже не столь выгодны для экономики, как наиболее производительные и потребляющие молодые работники. Так что не стоит удивляться тому, что в законах и постановлениях мы находим фактическое следствие обозначенной выше логики.

«СП»: — Как там у классика: «Право — это воля господствующего класса, возведенная в закон»…

— Пример с неадекватным реалиям увеличением предельного уровня заработка, из-за которого количество начисляемых баллов по страховой пенсии для большинства граждан будет сокращаться, яркое тому подтверждение. И подобных действий будет еще очень много, пока Россия не изменит свою политико-экономическую систему и не скорректирует вектор развития.

«СП»: — И как быть гражданам в условиях бесконечных пенсионных реформ и грабежа?

— В краткосрочной перспективе все это, конечно, не так заметно для граждан, возможно именно поэтому они так лояльно воспринимают происходящее, особенно молодое поколение, не имеющее альтернативного опыта взаимодействия с государством. А пока среднесрочные и долгосрочные тенденции будут продолжаться, россияне, для того чтобы не стать их жертвами будут стремиться переехать в федеральные и региональные центры. Что в свою очередь будет вести к увеличению социально-экономического разрыва не только между регионами страны, но и разрыва между городами внутри одного региона, центром и периферией. И это тоже станет одним из итогов пенсионной реформы.

«СП»: — Такое «великое переселение народов» без последствий не обойдется…

— Через пять-десять лет, когда страна подойдет к новой остановке на этом политико-экономическом курсе, мы можем увидеть критический уровень территориальных дезинтеграционных процессов, на социальном, экономическом и политическом уровне. А если так пойдет и дальше, то возможно и с существенными культурно-идеологическими различиями, которые будут препятствием не только экономическому развитию страны, но и ее политической устойчивости.

По мнению главного редактора портала ФОРУМ. мск Анатолия Баранова, для власти пенсионеры и предпенсионеры, как главные жертвы пенсионной реформы, — лишние, не нужные люди.

— Совершенно очевидно, что государство обеспокоено не тем, как бы побольше заплатить старикам, а как бы по возможности не платить вообще. Это у нас такое согласно Конституции «социальное государство». Правящая группировка совершенно искренне считает пенсии не долгом государства по отношению к работавшим на него гражданам, а бессмысленной тратой денег — старики ведь ее не отработают и на финал вовсе умрут. То есть «кинут» пенсионный фонд…

«СП»: — Логика социальных людоедов…

— Ну так значит, самое лучшее сейчас — это помочь отработавшим свое гражданам побыстрее убраться на погост. Похороны, кстати, это та вещь, которую государство готово оплачивать гражданам полностью — только убирайтесь поскорей в лучший мир. Причем в системе начисления пенсионных баллов отчетливо виден классовый подход — чиновники и буржуазия как правило получают хорошие зарплаты и они нормально индексируются — им пенсии начислят более-менее. А пролетариату, у которого ничего, кроме цепей — шиш! Не было ничего, незачем и привыкать.

О том, стоит ли россиянам доверять государству в части добровольного пенсионного страхования рассказал руководитель Центра политэкономических исследований Василий Колташев.

— По сути, с зарплаты ниже 30 тысяч рублей накопительной пенсии быть не может. Здесь не надо впадать в бездну расчетов, как у нас обожают делать разные работники ВШЭ и прочие обслуживающие министерство финансов лица. Не надо пытаться вникнуть в их схемы, потому что в их схемах чаще всего заложен определенный обман. Ведь нам пытаются доказать, что даже если человек зарабатывает хоть копейку в день, все равно будет получать хоть какие-то деньги. Это не так.

Надо считать совершенно по-другому. Если человек сейчас работая где-то не может обеспечить себе какую-либо ренту — то есть купить себе гараж, квартиру, торговые площади под сдачу в аренду, то почему кто-то за него сможет это сделать? А если он может обеспечить ренту, то зачем тогда ему посредники? Поэтому люди, имеющие хоть какие-то свободные деньги, у нас как правило покупают недвижимость. И это оправдано. Особенно в Москве.

«СП»: — Но Минфин хвалит придуманный им «гарантированный пенсионный продукт». Трудно не верить правительству…

— Основной интерес у тех, кто приводит эти расчеты, — получить деньги граждан в эксплуатацию. В этом смысл пенсионной реформы. А чтобы у граждан не возникало сомнений придумываются все эти «гениальные» названия. «Гарантированный пенсионный план»! Это звучит. Прямо в сталинском духе. А если не подействует, сделают какой-нибудь «генеральный гарантированный пенсионный план» — вставят все те слова, к которым у людей есть доверие. Потому что на протяжении десятилетий эти слова означали нечто серьезное и небезответственное.

Хотя на самом деле у чиновниках аргументов нет. Есть только психологические маневры и довольно сомнительные расчеты, в которые никогда не заложен риск негативных изменений в экономике. Между тем, как наш опыт за последние 20?25 лет показывает, что такие изменения происходят


Источник: svpressa.ru