Кошмар для Путина: $ 10 за баррель и новое повышение пенсионного возраста


Очередная пенсионная реформа может начаться и раньше — при $ 40 за «бочку» нефти

Минфин подсчитал, сколько потеряет РФ от возможных шоков на сырьевых рынках. Результаты впечатляют: если цена российской нефти Urals упадет до $ 10 за баррель, и продержится на этом уровне 10 лет, бюджет недосчитается суммарно 70% годового ВВП. Об этом 4 октября сообщили «Известия» со ссылкой на материалы к проекту казны на 2020?2022 годы. Надо думать, в этом случае размер пенсий станет чисто символическим. Но даже при более мягком стрессе, возможно, потребуется еще одно повышение возраста выхода на пенсию.

Как отмечает издание, ведомство рассчитало показатели в рамках проверки устойчивости бюджета. Анализ показал, что уже в первый год падения цен до $ 10 бюджет недополучит около 5% ВВП. В дальнейшем ущерб будет нарастать. Однако, с точки зрения Минфина, самый близкий к реальности вариант — это падение цены на нефть до $ 40 за баррель. В этом случае урон для доходов казны будет нулевой, считают в ведомстве.

Заметим, Минфин здесь немного кривит душой: даже при $ 40 за баррель бюджету придется несладко. Это в теории экономика РФ — из-за бюджетного правила — живет так, словно нефть уже стоит $ 40 за баррель, а доходы сверх цены отсечения перенаправляются в резервные фонды. Тонкость в том, что приходят эти деньги в фонды не сразу, а спустя значительное время — например, через год.

Все это время они копятся на «секретных» счетах казначейства, либо депозитах госбанков. Понять и проконтролировать движение этих средств крайне сложно — нет механизма согласования этих операций с парламентом. Все это создает огромные возможности для финансистов кабмина. Можно, например, убрать «лишние» деньги на неизвестные никому счета, и закрывать ими текущие «дыры» — ни с кем траты не согласовывая.

Например, таким способом можно закрывать проблемы с госбанками, или финансировать крупные решения правительства, вроде обратного акциза нефтяникам. Плюс каждый год по такой схеме можно пересматривать пенсионный транш — с большим лагом перечисляемых средств.

Даже если события будут развиваться по сценарию «мягкого шока» — падения цен до $ 40 за баррель — кабмин тут же лишится своих оперативных денег. А это, по оценкам, триллионы рублей. И под ударом наверняка окажутся пенсионеры, поскольку интересы госбанков и нефтяников Кремлю куда понятнее и ближе. Вот тогда новое повышение пенсионного возраста, возможно, станет суровой реальностью.

И надо понимать: никакие резервные фонды пенсионеров не спасут — не для того они создавались. И не для того затевалась пенсионная реформа. По мнению аналитиков, российские резервы, вложенные на Западе в US Treasuries, являются неформальным страховым фондом для российских госструктур и олигархических корпораций. Таким образом они подтверждают свою кредитоспособность, чтобы оперировать на мировом рынке.

Отсюда бюджетное правило, жизнь страны из расчета $ 40 за баррель, пенсионная реформа — чтобы высвободить максимум денег, и обеспечить свободный вывод капиталов из РФ. Чтобы, не дай бог ничего, не стряслось с деньгами олигархов и госкорпораций на Западе.

Пенсионеры в этой схеме являются слабым звеном. Вероятнее всего, их нынешнее положение даст трещину, едва просядет нефть. А этот момент не за горами: рублевая цена Urals уже опустилась к минимальной отметке с конца прошлого года — 3,625 тыс. рублей за баррель, а за неполные три недели упала на 16%. По сути, это первая ласточка надвигающегося кризиса.

— В российской власти, по всей видимости, идет подковерная борьба, — считает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Вместо ответа на ясные социальные вопросы — о необходимости повысить страховой тариф с нынешних 22% до 26% - начинаются политические игры. Я считаю, продавливание мер по дальнейшей деградации социальной сферы направлено, чтобы вызывать подвижки в нашей элите, которая отнюдь не однородна.

Сегодня все данные показывают: несмотря на не очень высокие темпы роста, можно повысить благосостояние пенсионеров. Можно направить на выплату пенсий больше средств — без особой опасности для экономики РФ.

Дело в том, что пенсионеры — особый слой потребителей. Больше в стране никто не покупает так много внутренних услуг, как пенсионеры — они таким способом экономят, ведь им важна каждая копейка.

Вместе с тем, пенсионеры являются определяющими электоральным фактором. И верный способ вызвать протестное голосование непреодолимой силы — это уязвить массу пожилых людей. Потому что они консервативны, всегда поддерживают власть, пережили перестройку как катастрофу, и от добра добра не ищут.

Именно этот электорат поддерживает Владимира Путина. И все эксперименты в социальной сфере — чем бы их ни оправдывали — это, я считаю, попытки политически уничтожить главу государства. Сделать так, чтобы его поддержка скукожилась, и его можно было бы «уйти».

Большим шагом в этом направлении стало повышение пенсионного возраста. Теперь возможен следующий шаг.

«СП»: — Пенсионная система будет испытывать трудности, если цены на нефть упадут?

— Экономика РФ, по моим оценкам, после принятых антисоциальных мер в пенсионной сфере, не имеет угроз на горизонте вплоть до 2030-х годов. Тем не менее, продолжаются вбросы, что подобные угрозы существуют. Именно таким вбросом я считаю стресс-тест Минфина.

Здесь уместно вспомнить о мерах, принятых в конце нулевых, когда Путин был премьер-министром. После кризиса 2008?2009 годов он направил дополнительные средства на пенсии, и распорядился повысить страховой тариф с 20% до 26%. Это было осуществлено в 20011 году, наряду с валоризацией пенсий. И если в последнем квартале 2008 года пенсии по коэффициенту замещения упали до 25%, то Путин смог поднять их в 2011 году до 40%. То есть, уже тогда выполнил требование концепции №?102 Международной организации труда — правда, страховой тариф 26% продержался всего год.

Вывод напрашивается такой: попытка связать развитие пенсионной системы с устойчивостью энергетического рынка — это попытка внести неустойчивость в нашу внутриполитическую атмосферу, попытка атаковать президента.

Стресс-тест Минфина, с этой точки зрения — подготовка такой атаки. Он как бы говорит: экономика диктует новые болезненные реформы, в том числе, в части пенсий.

Есть в послании Минфина и другой момент, адресованный предпенсионерам: начинайте уже копить на старость сами. Хотя истинный расчет, я полагаю, состоит в следующем: как испарились деньги из обязательной накопительной пенсионной системы, так же испаряться из новой — из того самого гарантированного пенсионного продукта.

На деле, нельзя говорить, что нефть и социальная сфера не связаны. Но это — очень дальняя связь. И ее, кстати, легко заблокировать.

«СП»: — Каким образом?

— Эти меры хорошо известны. В 1986 нефть, напомню, упала аж до $ 8 за баррель, тем не менее, все пенсии в Советском Союзе платились. Неплатежи начались только в 1990-х, когда от советской пенсионной системы остались рожки да ножки.

Ларчик открывается просто — страховой тариф в СССР составлял 38,5%. Точно так же, кстати, как сейчас на Украине. И обратите внимание: пенсии в «незалежной» не только исправно платятся, но и повышаются — несмотря на все экономические трудности. Плюс на Украине пенсионный возраст поднимают намного более бережно: повышение его у женщин до 60 лет, то есть уравнивание с мужчинами, началось еще в 2011 году, и сейчас женщины выходят на пенсию в 58,5 года.

Почему так не поступают российские власти, а пеняют на низкую цену нефти — вопрос риторический.


Источник: svpressa.ru