Юрий Афонин: При капитализме Россия превратилось в государство-«кукушку», почти не заботящееся о детях


Статистика говорит о том, что всё больше российских детей растёт в семьях, находящихся за чертой бедности. А в первом полугодии 2019 года смертность в России превысила рождаемость почти на 200 тысяч человек. Почему нынешняя власть не способна по-настоящему взяться за решение острейших демографических проблем? Ситуацию комментирует заместитель Председателя ЦК КПРФ Ю.В. Афонин.

Почти у половины российских многодетных семей не хватает денег на товары длительного пользования. Это значит, что они могут обеспечить себя едой и одеждой, но вот покупка, к примеру, нового холодильника взамен сломавшегося старого превращается для них в неразрешимую проблему. А каждой четвёртой семье (24,4%) не хватает денег даже на одежду. Эти данные на днях опубликовал на своем сайте Росстат.

А ведь формально многодетность поощряется российским государством. Да настолько, что в этом году вопросу демографии была посвящена существенная часть послания президента, а в прошлом стартовал целый комплекс мер по стимулированию рождаемости. Ещё годом ранее, в 2017-м, официально было объявлено «Десятилетие детства». В правительстве уже пять лет работает профильная структура – Координационный совет по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. А материнскому капиталу и вовсе уже 11 лет.

Но на деле в России решение завести второго и последующих детей по-прежнему отдаёт героизмом. Рождаемость продолжает снижаться. В первом полугодии 2019 года в сравнении с таким же периодом 2018-го, она сократилась на 8,3%. В результате смертность превысила рождаемость на 199 тысяч человек. По отношению к прошлому году темпы вымирания страны почти удвоились!

Даже оформить отношения теперь решаются реже – количество регистраций браков в ЗАГСе за первую половину 2019 года снизилось на 12,6% по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. Потому что трудно думать о браке и потомстве, когда все мысли заняты тем, не сократят ли тебя, дадут ли зарплату.

А тем, кто всё-таки решается, жизнь напоминает, что рождение детей порождает бедность. Вопрос детской бедности плохо исследован российской статистикой. Оно и понятно: тема уже больно неприятная для нынешней власти. Но те данные, которые имеются, показывают: детская бедность имеет огромные масштабы и нарастает!

Так, в опубликованном недавно исследовании Росстата «Социально-экономические индикаторы бедности» признаётся, что по состоянию на 2017 год в России более четверти детей (26%) жили в семьях с доходом ниже прожиточного минимума. Это значит, между прочим, что бедность среди детей – примерно в 2 раза выше, чем среди взрослых. Причём с 2013 года доля детей, живущих в семьях с доходом ниже прожиточного минимума, выросла почти на треть. На селе ситуация ещё хуже: там, по данным того же исследования Росстата, в 2017 году 45% детей росли в малоимущих семьях. А самый высокий уровень бедности – среди детей, которые живут в многодетных семьях. Более половины – 52,2% – детей в таких семьях растут в бедности.

Как видно, Росстат сегодня способен дать нам ясную картину детской бедности только по состоянию на 2017 год. Но этим летом вице-премьер Голикова на круглом столе «Дополнительные меры по повышению доходов московских семей» признала, что в России за чертой бедности находятся 51% всех семей с детьми!

В СССР лозунг «всё лучшее – детям» по-настоящему воплощался в жизнь, а капиталистическая Россия превратилась в государство-«кукушку», в реальности почти не заботящееся о детях.

Отмечу важный момент: вся приведённая статистика, где упоминается термин «бедность», посчитана по крайне щадящей отечественной методике, где порогом бедности является установленный чиновниками прожиточный минимум, а не медианный доход, как в западноевропейской статистике. Если бы мы использовали европейский подход, уровень бедности у нас оказался бы гораздо выше. В Евросоюзе в качестве порога относительной бедности принимается располагаемый доход менее чем в 60% от медианного дохода по данной стране. Расчёты показывают, что если бы Россия перешла на эту европейскую статмодель, то уровень бедности подскочил бы у нас в полтора раза – с нынешних 14% до более чем 21%.

При этом, как давно выяснили социологи, бедность – это явление, которое, если ничего не предпринимать, воспроизводит само себя. Ведь в капиталистических реалиях ребёнок, растущий в условиях жёсткой экономии, не может получить качественного образования, а значит, вряд ли сможет устроиться на высокооплачиваемую работу. А если не будет хорошей зарплаты, не будет и сколько-нибудь существенных отчислений в социальные фонды, значит, и на достойную пенсию претендовать не получится. То есть, если социальная политика в стране не изменится, то подавляющее большинство нынешних детей, растущих в бедных семьях, будут бедны на протяжении всей жизни и воспроизведут свою бедность в следующих поколениях.

Разорвать этот порочный круг может только по-настоящему эффективная политика по поддержке семей с двумя и более детьми. Пока же, по данным соцопроса ФСО, 42% россиян считают, что государство за последний год не стало делать больше для поощрения рождаемости и поддержки семей с детьми. А 8% полагают даже, что стало делать меньше.

Малоэффективной социальную поддержку семей с детьми во многом делает как раз та самая пресловутая «адресность», с которой правительство носится, как с писаной торбой. В реальности эта «адресность» означает возможность экономить на выплатах всем тем, кого можно под тем или иным предлогом исключить из системы поддержки. В феврале этого года Татьяна Голикова сообщила, что ежемесячные выплаты на первого и второго ребёнка получают около 520 тыс. семей. Считается, что после повышения порога нуждаемости до двух прожиточных минимумов пособия смогут получить почти 770 тыс. семей. Получше, конечно. Но давайте вспомним, что сейчас за чертой бедности живет примерно 21 млн. россиян, у существенной части которых есть не охваченные никакими социальными программами маленькие дети.

Сохранение такой «адресности» грозит грядущей катастрофой пенсионного обеспечения и дальнейшим губительным для страны замещением вымирающего населения мигрантами. Но думать об этом всерьёз нынешние власть имущие, похоже, вообще не хотят.

Как известно, есть отрасли с длительным инвестиционным циклом. Например, строительство: оно даёт отдачу спустя несколько лет. Есть нефтянка – там вложения могут вернуться лет через 5-10. Человеческий капитал – это предмет наиболее долгосрочных из всех «длинных» вложений, дающих важнейший результат для экономики примерно через 18-20 лет – с наступлением возраста экономической активности граждан. Но именно здесь, в сфере воспроизводства населения долгосрочное планирование присутствует лишь на бумаге. А в реальности работает лишь принцип «хватай мешки – вокзал отходит». Зачем заниматься тем, результаты чего может не увидеть даже твой преемник твоего преемника на должности? Ведь борьба за «пенки» с прибылей от продажи нефти и за место под солнцем после 2024 года идет уже сейчас.