«Плюс» 0,22% ВВП, «минус» десятки тысяч жизней пожилых


Через 25 лет эффект от подъема возраста выхода на пенсию сведется к нулю

Пенсионная реформа не способна сгладить негативный эффект сокращения трудоспособного населения. К такому выводу пришли экономисты НИУ ВШЭ в ходе семинара «Политика активного долголетия и пенсионные реформы: российский и международный опыт».

Как сообщил замдиректора Института демографии ВШЭ Михаил Денисенко, на начало 2019 года пенсионеры составляют 25,5% населения России. Важнейший параметр пенсионной системы — это соотношение числа работающих россиян, за которых работодатели уплачивают взносы в Пенсионный фонд, к численности пенсионеров. В 2019 году на одного пенсионера приходится примерно 2,2 россиянина трудоспособного возраста, отметил он.

Заметим, это довольно большая нагрузка на пенсионную систему, и со временем она будет увеличиваться. Надо иметь ввиду: население России к 2035 году сократится на 1,7 млн. человек, а число трудоспособных граждан — на 5,4 млн. человек, следует из демографического прогноза Института демографии ВШЭ. В итоге, численность экономически активного населения снизится на 2,8 млн. к 2035 году.

Повышение пенсионного возраста позволит лишь немного затормозить увеличение демографической нагрузки, то есть рост числа пенсионеров относительно работающих граждан. Однако спустя примерно 25 лет Россия вернется к уровню 2019 года по этому показателю.

По подсчетам Центра развития ВШЭ, старение населения будет иметь следующие последствия для роста ВВП:

— старение будет тормозить темпы роста на 0,23% ВВП в среднем каждый год с 2019-го по 2025-й, несмотря на повышение возраста выхода на пенсию;

— 2026?2035 годах негативное влияние старения населения на экономику России снизится до 0,08% ВВП ежегодно;

— увеличение пенсионного возраста добавит около 0,22% ВВП в 2019—2025 годах и 0,15% ВВП в 2026—2035 годах.

«Без пенсионной реформы негативный эффект был бы вдвое выше», — уточнила директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова.

В то же время — и в этом сходятся все эксперты — на высокие зарплаты предпенсионерам рассчитывать не приходится.

Пик зарплаты в России приходится на 30?40 лет, следует из расчетов Центра развития ВШЭ. У работников более старших возрастов зарплата на 20?30% ниже. Если ситуация не изменится, средний уровень официальной зарплаты снизится на 0,8% к 2024 году за счет старения населения.

Ранее экономисты РАНХиГС отмечали, что старшие поколения вынуждены занимать низкоквалифицированные и низкооплачиваемые рабочие места, на которые не идут молодые. И это — устойчивая тенденция, она наблюдалась на протяжении последних десятилетий. В этот период на рынок труда как раз вышло небольшое по численности поколение демографической ямы 1990-х годов, и старшие поколения были единственным источником пополнения рабочей силы.

Между тем, в России средняя продолжительность здоровой жизни — всего 62 года, а после 64-х значительная часть пожилых просто не в состоянии работать. Реформа подняла возраст выхода на пенсию для мужчин до 65 лет. Это значит, из-за пенсионной реформы люди будут выходить на пенсию более больными, и будут лишены возможности получать эффективные лекарства. И пусть даже у них будет чуть более высокая пенсия — жить они будут меньше.

— Либеральные круги намеренно «подсказали» Владимиру Путину наиболее жесткий вариант реформы, по сравнению с Украиной и Белоруссией, чтобы нанести главе государства максимальный политический ущерб, — считает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Замечу, добиться, чтобы гражданин продолжал работать после наступления пенсионного возраста, можно было без всяких реформ.

Напомню, в последние годы советской власти были задействованы мощные стимулы, чтобы люди работали дольше. Если работник в СССР трудился еще 3 года сверх положенного пенсионного возраста, ему давали добавку к пенсии. И когда он выходил на заслуженный отдых, вместо 120 рублей в месяц (максимальный размер пенсии) он получал около 150 рублей.

Должен сказать, по советским меркам это была очень ощутимая разница. Так что вместо огульного повышения пенсионного возраста можно было воспользоваться советским опытом.

В наших условиях люди работают после наступления пенсионного возраста в основном потому, что им не хватает дохода. Пенсия слишком маленькая, поэтому не работать люди не могут.

Пока есть силы, какие-то остатки здоровья, люди в России работают. И только когда болячки одолевают — человек уходит с работы в полуразваленном состоянии, и потом быстро умирает.

«СП»: — Но аналитики ВШЭ доказывают, что без реформы падение ВВП было бы более значительным, разве нет?

— Не все сводится к росту ВВП. Так, пенсионная реформа усугубляет главную проблему России — демографическую. Наличие неработающих родителей старшего возраста — один из аргументов в пользу того, чтобы молодая семья обзаводилась детьми.

Если женщина сидит на работе до 60 лет, она меньше внимания может уделять внукам. А ее дочь, желающая родить, будет беспокоиться, сможет ли бабушка сидеть с ее детьми. Так что при повышении пенсионного возраста демографические последствия отрицательны как с точки зрения смертности, так и с точки зрения рождаемости.

Между тем, повышение рождаемости для РФ — вопрос принципиальный. Возьмем, к примеру, реку Амур, город Благовещенск — я бывал в тех краях. Хороший городок, маленький по российским меркам — 250 тысяч населения.

Напротив, чуть выше по течению Амура, расположился китайский городок Хэйхэ. Это даже не областная столица, как Благовещенск, а райцентр, по китайским меркам очень небольшой. Но в нем — 2 миллиона населения! Примерно такая же — «китайская» — картина с населением в Индии и ряде стран Ближнего Востока.

Для России с ее крайне низкой плотностью на Крайнем Севере и Дальнем Востоке населения это создает долгосрочные серьезные риски.

«СП»: — По сути, пенсионная реформа не решает проблемы, ради которой затевалась: увеличения числа трудоспособных граждан, и обеспечения тем самым повышенных темпов роста экономики РФ. Все по-прежнему упирается в неблагоприятную демографическую ситуацию. Эта проблема имеет принципиальное решение, помимо увеличения трудовой миграции?

— Я считаю — да. Проблема, на мой взгляд, выглядит так: в России мало рождений, и в то же время очень много абортов — прерываний беременности. Политика борьбы с абортами сводится к психологическому давлению: мол, ты рожай. Но это подход — из арсенала XX века, в нашем веке он выглядит устаревшим.

Новый подход может быть инновационным. По данным эксперта в сфере социальной защиты человеческих ресурсов Алены Новгородовой, уже сейчас возможна разработка технологий по пересадке эмбриона на стадии первых 10 дней внутриутробного развития от женщины, забеременевшей нежелательным образом (например, в результате изнасилования) к женщине, которая не может забеременеть из-за отсутствия собственных яйцеклеток.

Здесь и надо искать решение демографической проблемы, а вовсе не в направлении повышения пенсионного возраста. Напомню, по данным вице-премьера Татьяны Голиковой, в России каждый год фиксируется более 750 тысяч прерываний беременности. Если сохранить эти жизни, демографический вопрос будет закрыт, а с ним и вопрос повышения пенсионного возраста.


Источник: svpressa.ru