Пенсионная реформа: Кремль заставил предпенсионеров меньше жить и больше болеть


Россиян практически лишили доступного здравоохранения, что признал сам Путин

— Для человека в России 65 лет — это не возраст. Об этом заявил председатель правления Пенсионного фонда Антон Дроздов. Он же — главный исполнитель грабительской пенсионной реформы. Ему что-то надо говорить в оправдание повышения пенсионного возраста и отъема денег у людей.

«Если вы считаете, что 65 лет — это возраст, значит, вы отстали от жизни», — сказал он в ответ на вопрос: «Как гражданину России дожить до 65 лет, при этом работая?»

Дроздов также отметил, что до проведения пенсионной реформы, повышения пенсионного возраста (до 65 лет для мужчин, до 60 для женщин) около 50% граждан продолжали работать, уже выйдя на пенсию.

Никто не спорит: для высших чиновников, каковым является сам Дроздов, 65 — действительно не возраст. Во времена СССР врачи «кремлевской» больницы 4-го главного управления Минздрава рассказывали, что их пациенты — высокопоставленные советские чиновники — живут дольше рядовых граждан на целых 25 лет. Объяснялось это доступностью качественных продуктов питания, лекарств и медуслуг.

Нынешние госслужащие находятся примерно в таком же привилегированном положении. Достаточно сказать, что у них сохранилась возможность санаторно-курортного обслуживания. По экспертным оценкам, «советская» разница в продолжительности жизни у госслужащих — по сравнению с остальным населением, работающим по найму, — сохраняется и сегодня.

Так что для этого остального населения, 65 — это запредельно много.

По оценке Всемирной организации здравоохранения, в России средняя продолжительность здоровой жизни — всего 63,5 года. На деле, после 64-х значительная часть пожилых россиян просто не в состоянии работать в нормальном режиме. Это значит, предпенсионеры будут регулярно болеть, а качественно лечиться в нашей стране можно только за деньги.

Показателен такой факт. 17 ноября 2017 года было принято постановление правительства РФ об особенностях описания лекарственных препаратов, предоставляемых льготным слоям населения. Этот документ ввел новые значительные ограничения с целью удешевления этих препаратов. При этом эффективность медикаментов, предназначенных «льготникам», оказывается значительно более низкой, по сравнению с современными зарубежными аналогами.

Тем не менее, в марте 2019 года глава Счетной палаты Алексей Кудрин предупредил: здравоохранение в России хронически недофинансируется.

«За предыдущие шесть лет на здравоохранение было потрачено 17,3 трлн. рублей. При этом если посмотреть реальный прирост расходов на здравоохранение с 2012 года, то эта цифра составит 2,4 трлн., то есть был рост в номинальном выражении. Но с учетом инфляции за последние шесть лет в реальном выражении расходы на здравоохранение снизились на 2,5%», — отметил Кудрин.

С того времени ситуация лучше не стала. 18 июля президент Владимир Путин подписал указ о внесении изменений в федеральный бюджет-2019 года, в котором повысил расходы на здравоохранения на 16,061 млрд. рублей. Это практически не изменило долю этой статьи в бюджете — она составляет мизерные 3,7%. Для сравнения, в США этот показатель 17%, в Германии — 11%.

Показательно, что при этом Путин на 3,413 млрд. рублей увеличил расходы на госпропаганду. Три четверти этих денег — 2,5 млрд. рублей — в виде субсидии из бюджета получит «Первый канал», который, к слову, в выходные транслировал встречу Путина и Голиковой, где речь шла об улучшении в здравоохранении, которое улучшить уже невозможно!

Все это означает одно: из-за пенсионной реформы люди будут выходить на пенсию более больными, и будут лишены возможности получать эффективные лекарства. И пусть даже у них будет чуть более высокая пенсия — жить они будут меньше.

В теории, повысить продолжительность жизни пенсионеров и тех, кто стал жертвой пенсионной реформы, можно. Но для этого нужно кратно увеличивать расходы на здравоохранение — на высокотехнологичные операции, прежде всего, на сердце. Плюс увеличить финансирование борьбы с онкологическими заболеваниями — в нашей стране это 250 тысяч человек в год. При этом в России продолжает сокращаться число больниц и люди просто перестали иметь доступ даже к первичной медицинской помощи.

Проблема в одном: российская элита не собирается вкладывать деньги в пожилых. Они для нее — отработанный материал, правда, имеющий некоторую электоральную ценность. Но, видимо, заставить пенсионеров голосовать как надо дешевле пропагандой, а не качественной медициной, ее собственно вообще в России не осталось. Только за деньги, которых у жертв пенсионной реформы просто нет. Ведь перед тем, как была проведена пенсионная реформа, власть провела реформу здравоохранения.

— Антон Дроздов — уникальный господин: человек, можно сказать, жирующий на несчастиях пенсионеров, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Напомню, 186 членов правления ПФР, работников исполнительной дирекции и ревизионной комиссии фонда задекларировали доходы за 2017 год размером 506 млн. рублей. Получается, у них средний доход — 227 тыс. рублей в месяц. Это в 2,5 раза больше, чем средняя зарплата по Москве, и в 6,5 раза больше, чем средняя зарплата по России.

Замечу, громкие заявления Дроздов делает регулярно. Так, в июне он рассказал, что в отдельных регионах России с 2020 года начнется реализация пилотного проекта по назначению пенсий с помощью искусственного интеллекта. По его словам, искусственный интеллект может быстро адаптироваться к изменениям в пенсионном законодательстве, и более эффективно будет применять его на практике.

И возникает вопрос: зачем тогда эти 186 человек правления ПФР, зачем сам Дроздов в качестве главы Пенсионного фонда?!

Напомню ключевой момент: господин Дроздов в 2014 году обещал принять правительственную программу развития пенсионной системы. В результате, как нам обещали, пенсия в 2018 году должна была достигнуть двух прожиточных минимумов. Сейчас прожиточный минимум пенсионера — 8?846 рублей. А средняя пенсия — 14?825 рублей. В общем, все по пословице: мили, Емеля — твоя неделя.

«СП»: — Отчего так происходит?

— Власти — как им кажется — сравнительно легко пережили пенсионные выступления. Но негатив от пенсионной реформы никуда не делся, просто он ушел вглубь. Недовольство тлеет, и реформа не прощена.

Напомню простой расчет. В среднем до пенсии человек в России работает 36 лет. За это время 103 зарплаты им вносится в Пенсионный фонд. А отдают назад гражданину — уже пенсионеру — 47 зарплат. Таким образом, 56 зарплат присваивают олигархия и правительство. Это примерно 1 млн. рублей.

По сути, с помощью пенсионной реформы власти еще глубже залезли населению в карман. И люди этого не простили.

На этом фоне ситуация со здравоохранением — просто запредельная. Даже в Москве — об этом говорят все социологические исследования — главная проблема здравоохранение и его «оптимизация». Не хватает льготных лекарств, есть проблемы с доступом к медобслуживанию. Сегодня пожилому невозможно пройти курс профилактического лечения в стационаре — сокращено и число врачей, и количество коек.

На деле, проблемы в здравоохранении такие же, как и в других сферах в России. Это хаотизация и стремление элиты «хапнуть» побольше. Элита смотрит и на пенсионную реформу, и на реформу здравоохранения как на дойную корову — в условиях, когда нефть перестает быть «золотой».

При таком раскладе сфера здравоохранения — лишь форма «кормления» для определенных кланов.

«СП»: — Как выглядят перспективы в этой ситуации?

— Власть стоит перед рубежом очередного транзита. В то же время проблемы накапливаются, как радиация. Это пенсионный обман с «вычетом» в пользу ПФР энного количества зарплат с каждого предпенсионера. Это недофинансирование здравоохранения и рост хронических заболеваний. Все это поднимает градус недовольства пожилых, хотя многие из них по-прежнему настроены голосовать за кандидатов от власти.

По сути, у Кремля нет внятной социальной стратегии. Кланы, повторюсь, настроены хапать как можно больше. И администрация президента им подыгрывает, считая, что «пипл схавает» — будет и дальше терпеть.

— Люди пенсионного возраста — довольно ценный ресурс власти, — уверен декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Они консервативны, патриотичны и системны — предпочитают стабильность радикальным переменам. Поэтому власть, я считаю, должна об этом ресурсе заботиться. Не ограничиваться предвыборным стимулированием, но и стремиться к увеличению продолжительности жизни этой части общества.

С женщинами, замечу, ситуация вполне благополучная — продолжительность их жизни сейчас выше, чем во времена СССР. Но с мужской смертностью ситуация катастрофическая. Нужны, я считаю, комплексные усилия — не только по линии здравоохранения — чтобы поднять этот показатель до приемлемого уровня.

Думаю, для мужчин действительно 65 лет — не возраст. Но только если речь идет о жителях крупных городов. В глубинке мужчины и в 60 чувствуют себя стариками — в этом тоже проблема. Просто в городах мужчины могут заработать, и потратить часть денег на свое здоровье. В глубинке таких возможностей нет — именно поэтому, я считаю, она проседает по продолжительности жизни.

 


Источник: svpressa.ru