Элитка, разрушающая сакральность государственности, уничтожает основы своего существования.


За последние месяцы либеральная элита произвела, кроме серии мелких, два мощнейших удара по российской государственности. Происходящее находится в полном соответствии с сутью либеральной системы, направленной на тотальную десакрализацию всего, что связано с государством и направлено на укрепление связи человека со страной проживания.

Первая атака была оформлена в виде социал-дарвинистской пенсионной реформы с последующей серией сокрушительных оправдательных заявлений представителей разных эшелонов российской административной элиты. Возраст выхода на пенсию был сдвинут на пять лет. В нынешней демографической ситуации это означает сокращение времени дожития на пять лет, которое составляло прежде пятнадцать лет, и увеличение числа лиц, до пенсии не доживающих.

Чиновники и партия власти заняли жёсткую оборону против общества по вопросу пенсий. Кто тонко, кто грубо и прямо, но все твёрдо и категорично заявили российским гражданам, что у них отпала ещё одна нить, связывающая их с государством – привычная система пенсионного обеспечения по возрасту. В сочетании с отсутствием гарантий трудоустройства это выбросило за грань государственного интереса целые пласты граждан, предоставленных ныне сами себе в ситуации безвыходного положения, когда на работу их уже не берут, а на пенсию ещё не оформляют.

Испытавшим глубочайший психологический шок гражданам объявили, что пенсионная система в нынешнем состоянии экономики и демографии не в состоянии выдержать такое количество пенсионеров, и потому принят закон, по которому отныне содержать лиц предпенсионного возраста обязаны их трудоспособные дети. Государство с себя эти функции снимает и заявляет, что оно ничего не должно своим гражданам.

Атака на пенсионную систему - акт десакрализации государства в сознании населения. Государство хитрит со своими гражданами и снимает с себя обязательства о социальной заботе об их благосостоянии. Никакие уверения о том, что выжившие получат больше, российским традиционно коллективистским сознанием не принимаются. Мародёрская мораль подобных утвержденный глубоко претит народу. Традиции общественной солидарности являются в России архетипом коллективного бессознательного, и социал-дарвинизм в виде "Умри ты сегодня, а я завтра" отторгается обществом, но навязывается его либеральной элитой.

Второй удар колоссальной силы по государственному чувству и инстинкту нации нанесли некоторые чиновники, комментируя ситуацию с двойным гражданством Брилева. Оправдывая не просто двойное гражданство популярного телеведущего и телевизионного руководителя Сергея Брилёва, а гражданство британское, то есть страны – смертельного врага и ненавистника России, эти чиновники, по сути, убивают само понятие верности стране через гражданство, превратив его в некую ничего не значащую регистрационную функцию налогоплательщика.

Потрясённые российские граждане отныне узнали, что теперь и гражданство более не является священными узами, связывающими гражданина с Родиной предков, а является всего лишь инструментом налоговой инспекции, что понимать, кому начислять налоги. Заплатил - и делай, что хочешь.

Либеральная элита превращает Родину в циничную жену, которой плевать на мужа, живущего на две семьи, лишь бы приносил зарплату. И побольше. Объявить "абсолютным патриотом" лицо с двойным гражданством – это как объявить прекрасным семьянином двоежёнца.

Либералы десакрализировали всё. Они уничтожили священные понятия власти, религии, служения, долга, семьи и брака, пола. Теперь они добивают институт гражданства. Священным для них является лишь институт частной собственности. И потомку гражданство понимается как явление второстепенное, обусловленное местом нахождения этой самой частной собственности.

Либерализм основан на крайнем индивидуализме, уничтожающем демократию как власть большинства. Всякая связь индивида с миром и обществом объявляется несвященной, и расчленение общества становится главной целью либерализма. По сути либерализм не нуждается в демократии вовсе. Демократия при либерализме есть средство защиты индивида от общества, а не средство легитимной власти большинства над меньшинством. При либерализме как раз господствует меньшинство.

То есть либеральная демократия совершенно извратила смысл слова "демократия", возникший в обществе традиции. Если "демос" Традиции - это качественное единство группы, то "демос" при либеральном Модерне - это искусственная совокупность атомарных индивидов, защищающаяся от власти большинства, от того, что и является "демосом".

Из этих идеологических установок проистекают все действия нынешней либеральной властвующей элиты, как бы она ни утверждала в Конституции, что идеология в россии запрещена. Либеральная идеология не оформлена предметно в едином документе, но она является жёстким фундаментом власти. Советское общество было построено на основах не либеральной, а революционной демократии, а такое понимание демократии тождественно консервативно-традиционному.

Именно потому СССР был лево-консервативным идеологическим оплотом. Лево-либеральные заносы были истреблены Сталиным, и потому его так ненавидят как либералы троцкисты, так и гайдаро-чубайсовцы. И потому правые консерваторы с левыми консерваторами находят общий политический язык и строят государство на общих принципах. Если право- и леволибералы - антигосударственники, то лево- и правоконсерваторы – государственники и враги либерализма.

Россия – страна с дичайшим конфликтом антигосударственных либеральных элит и консервативным государственным народом. Демократия в России сегодня почему-то служит для защиты либеральных элит от консервативного народа. Реформы Владимира Путина постоянно упираются в либеральные элиты и постоянно сбиваются в темпе и направлении. Едва Путин объявляет курс на развитие страны, как немедленно либералы вводят коррекции, отбрасывающие начало развития на несколько лет. И так повторяться раз за разом всегда, когда страна пытается вырваться из удушающей либеральной парадигмы. 


Источник: pravdoiskatel77.livejournal.com